воскресенье, 29 ноября 2015 г.

Последнее дело Барбоса

Барбос был вор. Вор- домушник, ловкий, умелый. Прозвище свое он получил совершенно по иной причине. Его любили собаки. Все без исключения. И Барбос этим пользовался в полной мере.
Обнаружилось это удивительное качество еще в детстве, когда на компанию ребят, забравшихся в чужой сад, набросился сторожевой пес.
Мальчишки быстро взобрались на деревья, а Барбос, тогда еще - сопливый десятилетний пацан по имени Витька- не успел. За пазухой его рубахи лежали отборные антоновки, и высыпать их на землю Витька не смог- пожалел. Пес подбежал к мальчику, обнюхал побледневшего от страха пацана и … радостно завилял хвостом. Витька робко погладил голову собаки, а пес преданно смотрел в глаза мальчику и, казалось, забыл начисто свою сторожевую задачу. С этого дня все мальчишки стали звать его Барбосом - по кличке того самого сторожевого пса, а вскоре и взрослые перестали звать его по имени… Так и повелось: если надо было приструнить разбушевавшегося пса, или спасти ребенка от напавшей собаки- бежали за Барбосом, и дело улаживалось буквально за секунды. Ярость и гнев собак утихали мгновенно, и они начинали играть с Витькой, слушаться его, чем несказанно удивляли и хозяев собак и всех присутствующих.
Может, стал бы Витька выдающимся кинологом, но кривая дорожка свела мальчика с дурной компанией, и он быстро вошел во вкус криминальной жизни. Тем более, маме было не до него- пила она , а папашка вообще не наблюдался на житейском горизонте.
Барбос быстро отдалился от матери, уехал подальше от нее, и к семнадцати годам уже имел свое жилье и « свои» ворованные сбережения. Но в городе, где жил, не грабил. Гастролировал.
Годы шли, Барбос стал профессионалом в своем деле, был свободной птицей, никаких связей дружественных и любовных не заводил. Он был вор- одиночка. Одиночкой шел и по жизни.
И только виляние хвоста очередного, влюблено глядящего на Барбоса пса, вызывало скупую улыбку на хмуром лице вора. Он буквально «таял» от общения с собаками.
Итак, ни разу не пойманный, матерый, ловкий и далеко не старый, Барбос пошел на очередное дело. Он уже месяц жил в другом городе, присматривая жертву. Высчитывал, проверял, следил, фотографировал…
Целью его вояжа стал коттеджный поселок «Жемчужный», и направился туда Барбос аккурат в сочельник, зная, что в это время года дома почти всегда пустуют: владельцы или в гостях или на зимних курортах.
Сумерки быстро окутали поселок, неяркие одиночные фонари над коттеджами не разгоняли зимний, студеный сумрак.
Аккуратнейшим образом обчистив два заранее присмотренных, еще не поставленных на сигнализацию новеньких коттеджа на предмет золота- валюты- небольших антикварных раритетов, Барбос хотел было закруглиться и исчезнуть, но такое чувство, как азарт, Господь еще не отменял…
И вор полез в крайний, уже жилой, но с недостроенным третьим этажом дом, который он не планировал грабить.
Коттедж не был освещен, поблизости не наблюдалось движения, и вошедший в азарт Барбос, убедившись, что сигнализация отсутствует, вскрыв входную дверь, бесшумно вошел в помещение.
Вошел и… споткнулся обо что-то мягкое и теплое.
Вор включил фонарик и замер: у двери лежал скелет собаки. Скелет не в прямом смысле, а нечто, обтянутое шкурой и слабо шевелящееся в попытке подняться на лапы.
Барбосу не были присущи эмоции, может, кроме одной- воровского азарта, но здесь впервые в жизни молчаливый и угрюмый вор матюкнулся.
Бросив на пол сумку с награбленным, он поднял на руки то, что почти месяц назад было здоровой молодой собакой породы ротвейлер и, быстро сориентировавшись, где кухня, отнес туда пса. Уложил на мягкий диванчик, налил воды в первую попавшуюся тарелку и поднес собаке. Пес жадно выпил воду и тяжело вздохнул.
Барбос перерыл все кухонные шкафы в поисках съестного, ничего не нашел, но когда открыл холодильник, матюкнулся еще раз: все полки и морозильная камера огромного агрегата были забиты продуктами.
Вор нашел банку мясного паштета, открыл и с пальца, по чуточке, стал кормить собаку. Пес с благодарностью слизывал угощение и дрожал.
Барбос укрыл собаку снятой со стола скатертью и присел рядом, обдумать создавшуюся ситуацию.
Видимо, уехавшие на отдых хозяева по скудоумию своему решили, что собака сможет сама себе достать еду из холодильника и налить воды. Стоящие на полу миска для воды и емкость для корма давно были пустыми и сухими.
Собака почти месяц медленно умирала от голода рядом с полным холодильником… И никто не пришел , чтобы покормить оставленного в доме пса…
Барбос достал свой армейский нож, с которым никогда не расставался, задумчиво повертел в руках. Злость разрасталась в его душе с космической скоростью. Он с неприязнью осмотрел шикарную кухню, лепной потолок, дорогую посуду, посмотрел на полумертвую собаку, взмахнул ножом, и, сцепив зубы, всадил его по самую рукоять в мягкое сиденье диванчика….еще и еще раз, выпуская наружу скопившуюся злость.
…Собака, согревшись и напившись воды, спала.
Барбос поднялся на второй этаж, быстро собрал ценности, а увидев фото предполагаемых хозяев дома, в приступе неприязни и раздражения изорвал их снимки на мелкие кусочки.
…Весь следующий день Барбос просидел в коттедже, ухаживая за собакой. Никогда ни один вор не позволил бы себе такой вольности- остаться в ограбленном им помещении, но здесь был особый случай: умирала собака. А собак Барбос любил.
… Поздним вечером к дому подъехало такси. Вышедший из него мужчина загрузил в машину сумку и бережно уложил на заднее сидение собаку, укутанную в пушистый платок.

Три дня спустя Барбос приехал в город, где жил последние пять лет. Приехал не один, а с тощим, заморенным псом, с которым и провозился без малого месяц, пока собачий скелет не стал похож на симпатичного ротвейлера мужского пола, преданно любящего своего хозяина и следовавшего за ним, как нитка за иголкой.
Так закончилась карьера вора- домушника по кличке Барбос, и родился совершенно новый человек. Человек, больше никого не ограбивший и резко сменивший свою деятельность.
Но это уже другая история… 

Татьяна Лаин