среда, 29 июня 2016 г.

"Я хотел боевого пса, а дали котенка": истории кинологов и их питомцев. История 1

21 июня кинологи отметили свой профессиональный праздник – в этот день в 1909 году был открыт первый в России питомник полицейских сыскных собак. Обозреватель m24.ru попросил столичных полицейских кинологов рассказать, как им живется со своими питомцами и какие у собак бывают вредные привычки.

ИСТОРИЯ ПЕРВАЯ:

Павел Мазов и Арнольд.

Я всегда любил собак. Помню, маленьким просил у родителей купить мне щенка, но этого так и не случилось. Зато у многих моих товарищей были собаки, и я часто проходил к ним в гости, чтобы вместе погулять. Именно большая детская любовь к этим животным оставила отпечаток в моем сердце и, повзрослев, я решил стать кинологом.

В 1995 году я пришел в милицию, где начал работать в патрульно-постовой службе. С нами ежедневно на службу выходил и кинолог с собакой. Спустя шесть лет я узнал, что освободилось место кинолога, и, зная мою любовь к собакам, мне предложили попробовать поменять род деятельности.

Первый год я приглядывался к более опытным товарищам, следил за процессом тренировок и знакомился со спецификой службы. Спустя год мне сообщили, что к нам в центр для обмена опытом приезжают коллеги из Чехии и они везут с собой щенка немецкой овчарки по кличке Арнольд. Руководство решило поручить воспитание этого пса именно мне.

Если вы смотрели фильм "Ко мне, Мухтар", то помните момент, когда от собаки отказалась хозяйка и он долгое время не ел. У меня сложилось такое впечатление, что Арнольд – его потомок, потому что когда мне его передали, он долгое время не подпускал к себе, скалился, огрызался и отказывался принимать пищу.

Спустя трое суток пес стал есть, но только тогда, когда я отворачивался и не смотрел на него, а еще лучше, если я вообще уходил. В таком режиме мы провели почти месяц. У меня начали появляться мысли, что я не справлюсь и никогда не смогу найти подхода к этому своеобразному псу, но надежды не терял.

Позже нас отправили в кинологический учебный центр в Балашихе, где мы должны были девять месяцев учиться и именно там я должен был определить, по какому направлению Арнольд годен для службы. Это был резвый и очень крупный кобель, такие подходят для поиска и задержаний.

Все навыки Арнольд освоил очень быстро, но были команды, которые он понимал, но просто не хотел выполнять – например, "лежать". Я пробовал все: и класть на землю лакомство, и давить на него сверху, но Арнольд как вкопанный стоял на месте. Когда ему надоедали мои приставания, он быстро разворачивался и бежал нюхать цветы, что росли вдоль забора. Пес демонстративно показывал мне, что цветы гораздо важнее занятий.

Фото предоставлено пресс-службой УВД по ЮЗАО ГУ МВД России по Москве
Свой профессионализм пес хорошо показал в 2005 году, когда в Битцевском лесу стали находить трупы людей. Прокуратура и милиция решила установить слежку и тогда всех кинологов в гражданской одежде направили в лес якобы прогуливаться по окрестностям. Мы с Арнольдом с декабря по апрель несли свою службу в лесу.

В один из дней я заметил, что пес засуетился и начал рыть один из сугробов – там оказался мертвый мужчина, у которого отсутствовала голова. Пока прибывшие полицейские осматривали тело, Арнольд проследовал дальше вглубь леса, где спустя километр указал на недостающий элемент. Благодаря его чутью оперативники смогли установить личность погибшего, и руководство МВД похвалило нас.

Окончательно Арнольд доверился мне, когда в один из вечеров, прогуливаясь все по тому же Битцевскому лесу, он побежал за белкой и я потерял его из виду. Почти два часа я бродил по лесу в поисках пса, ведь он стал для меня родным, и тут я увидел, как Арнольд мечется от дерева к дереву, в его глазах был страх и растерянность: он и сам испугался, потеряв меня. Когда же он увидел меня, то его счастью не было предела: я никогда не видел на его серьезной морде улыбки, а тут он одновременно скулил, плакал и улыбался.

Я и сам готов был разреветься от счастья, но виду не подал, а наоборот, отругал за его столь глупый и необдуманный поступок: боевой пес, а гоняется как маленький за белкой, да так, что забывает обо всем.

После потери в лесу он никогда не отходил от меня больше чем на пару шагов, так что именно лес помог нам сплотиться и стать единым целом. Так что команды пес начал понимать с полуслова, а порой и просто по взгляду. Даже "наисложнейшая" команда –"лежать" – стала для Арнольда пустяковым делом, если, конечно, поблизости он не видел цветов.

Фото предоставлено пресс-службой УВД по ЮЗАО ГУ МВД России по Москве
Сергей Блохин