среда, 29 июня 2016 г.

"Я хотел боевого пса, а дали котенка": истории кинологов и их питомцев. История 3


ИСТОРИЯ ТРЕТЬЯ:

Елена Склянова и Инга, Денвер и Мурка.

В кинологи я пошла после работы ветеринаром – мне интересна физиология, дрессировка, взаимоотношения человека и собаки.

Первой служебной собакой стала немецкая овчарка Инга, она работает до сих пор, натренирована на поиск взрывчатки и оружия, правда, скоро ей на пенсию. Когда ее только привезли – а это было 10 лет назад – она выбежала из вольера, подбежала и заискивающе посмотрела на меня. Я кинула мячик и она решила, что останется со мной, то есть она меня выбрала, а я с ней согласилась.

Инга игривая, взбалмошная, подвижная, несмотря на свои 12 лет. Вообще прежде чем собаку обучать, надо определить, какой у нее тип нервной системы, какие основные мотивации, то есть что она больше хочет. Она у меня лучше всего реагировала на мячик, и когда ей кинули с двух рук мяч и сосиску, она схватила мяч и пыталась с ним в зубах съесть сосиску.

Сначала собака была "сырой", то есть неподготовленной, но мы пошли на сборы, отучились, сдали экзамены и получили грамоту. Еще регулярно ездили на соревнования, но моя собака – для работы, а не для выставок, то есть в ее действиях, может, и не очень много красоты, но есть эффективность, а это самое главное.

Например, однажды был у нас объект, где Инга пять раз садилась на одно и то же место – на шкаф. Его вскрыли, а там ничего, кроме денег. Купюры рассыпали по полу, собака побегала по ним, понюхала и опять легла на шкаф – видимо, там что-то было из взрывчатки, но это забрали, оставив наличные.

Иногда и выходит смешно, конечно: Инга очень любит запах вяленой рыбы: как-то она обозначила (так кинологи называют стойку, которую собака принимает, когда находит взрывчатку или наркотики) шкаф, его открывают, а там лежит большой лещ, граммов на 300–400, то есть думали – бомба, а оказалось – лещ. Саму рыбу она может и сможет съесть, но кто ей даст – соленая рыба вредна для собачьего здоровья.

Моя вторая собака – это трехлетняя бельгийская овчарка Денвер, недавно прошла сборы. Я ее сама покупала, подбирала для себя. Денвер также тренируется на поиск взрывчатки. Собаки между собой не конкурируют, потому что они разнополые, причем старшая – дама и в собачьем матриархате это нормально.

Третья собака – голландская овчарка Мурка, у нее конфликты с Ингой бывают, но она, конечно, перед старшей пасует, потому что вполовину меньше. Я ее тренирую на поиск наркотических веществ. С ней мы пока ищем только мячик – образцов у меня дома нет. Работаем за еду – Мурка "пищевик", на десяти сотках дачи находит миску с едой, обозначает ее, сидит и ждет, пока не разрешат поесть.

Справиться с тремя собаками не тяжелее, чем с одной: три – это уже саморегулируемая иерархия, ты только даешь им поесть – кому первому, кому второму. А еще они друг друга защищают, играют вместе. Конечно, есть и подражание – кладешь имитатор (контейнер, запах содержимого которого повторяет запах искомого предмета) для старшей, младший это видит и ему гораздо проще. Совсем маленькая смотрит, как эти двое работают, и начинает проявлять интерес к поиску.

Все собаки живут со мной – если дома все нормально и если кинолог хочет, то начальство разрешает их забирать. Для кинолога это, конечно, лучше: когда они рядом, то мне спокойнее.

Денвер. Фото: m24.ru/Александр Авилов
Сергей Блохин