четверг, 9 июня 2016 г.

«Минская усыпалка» — последний приют...

Разговор с директором «минской усыпалки», где гибнут тысячи животных.

Все волонтеры, помогающие бездомным животным, слышали про «минскую усыпалку» — ветеринарную станцию в столице Белоруссии, где ежегодно расстаются с жизнью тысячи бездомных животных. Такова политика в этой стране: не содержать собак и кошек, оставшихся без хозяина.Проект «Газеты.Ru» PETS поговорил с директором этого пункта и с волонтерами, которые спасают животных и отправляют их в Москву.

Ежедневно на минских улицах идет целенаправленный отлов животных. На нем специализируется государственное предприятие «Фауна города». Белорусы все больше экономят, выбрасывают домашних питомцев на улицу, тем самым обрекая их на гибель. Немало людей путают «Фауну города» с приютом для животных и сдают туда домашних любимцев, веря, что добрые люди подыщут зверушке заботливых хозяев и новую, счастливую жизнь.
«На самом деле «Фауна города» не приют, а пункт временного содержания бездомных животных, в народе за годы прижилось название «минская усыпалка», — рассказала «Газете.Ru» председатель белорусского общественного объединения защиты животных «Эгида» Вероника Ханцевич.

Сейчас в «Эгиде» 13 официальных членов и околомсотни волонтеров. «В 2012 году, когда из «Фауны города» выгнали зоозащитников, превратив в закрытое предприятие, а многочисленные волонтеры разделились на группы и начали арендовать домики для спасения животных, я впервые попала в это страшное место. Я была студенткой и почти всю стипендию тратила на выкуп животных, которые в 90% случаев доставались мне с такими тяжелыми заболеваниями, как чума и энтерит, требовали долгого и дорогостоящего лечения. Таких, как я, было много, мы собирали деньги на выкуп животных, искали помощь и новых хозяев для бездомных собак и кошек. После изгнания из пункта временного содержания зоозащитников, туда запретили приходить волонтерам, запретили выгуливать животных, запретили лечить. Тогда я узнала, что такое на самом деле живодерка и усыпалка…

Животные содержатся в «Фауне города» около пяти дней, если за ними не пришли, они подлежат эвтаназии», — говорит Вероника.
Директор государственного предприятия «Фауна города» Тамара Цариковская говорит, что срок пять дней взят из правил содержания безнадзорных животных и означает лишь то, что по прошествии пяти суток они могут быть переданы новым хозяевам, говорит директор. Иногда отдают и раньше в обмен на расписку, что животное придется вернуть, если объявится прежний владелец. С января 2015 года животных из «Фауны города» раздают бесплатно, только собственники потерянных и возвращенных питомцев оплачивают их содержание.

Директор «Флоры города» Тамара Цариковская знает, как в народе называют ее предприятие. Автор: Татьяна Шкляревская
На момент подготовки статьи в «Фауне города» по журналу учета числилось 70 бездомных собак и 86 кошек, каждая под своим порядковым номером. Вольеры могут вместить максимум 110 собак и 120 кошек.

«Поступающие к нам животные первым делом проходят ветконтроль. В ветслужбе четыре человека: два фельдшера и два ветврача, работают посменно, в паре, — продолжает рассказ Тамара Цариковская. — Они делают и платные операции, за деньги усыпляют больных и умирающих домашних животных. Последний год тела домашних животных сжигают в печке, по договору, а тела бездомных закапывают на скотомогильнике недалеко от Минска».
Директор знает, что «Фауну города» называют «минской усыпалкой», но говорит, что раньше регулирование численности безнадзорных животных было еще жестче.

«Здание ввели в эксплуатацию в феврале 2004 года, оно называлось «Пункт приема и временного содержания безнадзорных животных». Бригады по отлову появились еще раньше, но содержать животных было негде, их сразу усыпляли. Поэтому старались не ловить с ошейниками и поводками. В 2006 году нас выделили в отдельное госпредприятие «Фауна города». Появилась возможность не только отлавливать, но также содержать и передавать животных новым владельцам», — говорит Цариковская.

По ее словам, ежедневно на отлов собак и кошек выезжает шесть экипажей, в каждом — ловец и ловец-водитель. Выезжают с сачками, сетками, жестким арканом. Убивать животных на месте — исключительное право, которое есть лишь у милиционеров. Не так давно был случай, когда собака напала вначале на женщину, затем на мужчину, милиционер застрелил животное. Ловцы могут лишь обездвижить: духовое ружье, стреляющее шприцем с лекарством, используют на открытых территориях и стройках, где поймать животное сложно.

Волонтеры рассказывают, что не всем животным везет доехать до «Фауны города» живыми, некоторые умирают от передозировки усыпляющего лекарства прямо на улице.

Директор приюта подтверждает: такой случай был. «Несколько лет назад был случай, тогда еще применяли запрещенный сегодня дициллин. Стая собак напугала школьников, экипаж выехал по срочному звонку. Дозу лекарства рассчитывают исходя из веса. Если собака на расстоянии, то определяют на глаз. Дициллин поэтому и запретили, что чуть не рассчитаешь дозу — животное умирало, проблемы были», — поясняет директор «Фауны города».
Количество отловленных животных зависит от времени года, собаки идут ровно: в среднем около 150 в месяц. С котами прогрессия: в январе отловили 55, в апреле — 151, за три летних месяца прошлого года — последствия сезонного мартовского бума — 860.

Обычно хозяева потерянных собак и котов приходят сами. В 2015 году владельцам вернули 184 потеряшки.

Но еще активнее население сдает своих собак и кошек. Приходят, говорят: «Нашли…» В итоге оказывается, что знают и кличку, и повадки. Иногда подбрасывают под дверь «Фауны города», был случай, когда перебросили в закрытой сумке через забор, котят обнаружили утром, уже мертвых.

«Если в 2010 году нам сдали 400 животных, то в 2014-м — больше 2 тыс. Примерно 4 тыс. в год мы отлавливаем сами. Число зарегистрированных животных в Минске падает катастрофически: в 2004-м их было 17 тыс., сегодня — около 9 тыс. В прошлом году новые владельцы забрали у нас 3055 животных. Это больше половины от нашего общего годового количества», — рассказывает директор пункта.

Остальных ждет печальная участь.

«Больных животных, например микроспорией, усыпляем сразу, еще на приемке, у нас все общее, мы не можем заражать здоровых, — говорит Цариковская. — Сначала животному вводится наркоз, оно засыпает, потом — вещество Т-61. За прошлый год усыпили около 2 тыс. животных. У нас постоянное движение: одних забрали, другие пришли…»

Директор «Фауны города» уверяет, что сегодня они активно сотрудничают с волонтерами, которые помогают находить средства, корма, лекарства, помогают лечить. Предприятие финансируется из бюджета, но от благотворительной помощи не отказывается.
После вопроса, какая проблема сегодня главная, директор «Фауны города» на минуту задумывается. Потом перечисляет, что было бы хорошо иметь современные самозакрывающиеся ловушки: ловить вручную трудно, особенно кошек. Раньше заказывали из Москвы стреляющие самораскрывающиеся сетки, но почти все оказались одноразовыми.
Тамара Цариковская говорит, что работа у них психически тяжелая, выдерживают не все. Однако есть и мифы. Например, местные жители жалуются, что по вечерам возле «Фауны города» часто слышат душераздирающий вой животных, видимо, считают люди, бедолаг ведут на смерть. Но директор на это лишь улыбается: какая смерть — ветврачи заканчивают работу в восемь.

Даже приговоренных к гибели надо кормить. Автор: Татьяна Шкляревская
Директор «Фауны города» знает, что их подопечных волонтеры пристраивают в том числе за границей. Недавно приезжала женщина из Бельгии, показывала фото двух пристроенных собак — выглядят прекрасно.
Но большинство минских кошек и собак находят вторую жизнь в Москве и других российских городах.
Волонтеры признаются, что увозить животных в страны Евросоюза накладно и хлопотно. Помимо денежных трат нужно оформлять документы, чипировать. Другое дело — везти в Россию, куда у белорусов свободный доступ.
Три года назад волонтер Ольга Барбарчик создала группу в «ВКонтакте» «Гурского, 42. Фото» (адрес «Фауны города»), где выставляет фото отловленных собак и кошек. Через соцсеть на нее вышли неравнодушные жители Москвы и Санкт-Петербурга, которые решили помочь белорусским животным.
«Сама по себе доставка — уже трудность, очень редко находится кто-то, кто едет в Москву или Питер и готов довезти собаку или кота. Приходится искать водителей, которые делают это за деньги, — рассказала «Газете.Ru» Ольга Барбарчик.
— Естественно, из Минска мы не можем оценить будущих хозяев, поэтому напрямую общаются с ними, встречают и пристраивают животных волонтеры Москвы и Питера. Все коммуникации идут через них, за три года сотрудничества у нас уже есть проверенные люди, которые пристраивают животных. Кто-то едет сразу в дом, кто-то на передержку, кто-то — в частные приюты. «Спроса» именно на белорусских животных нет, им ищут хозяев наравне с местными. Что касается оплаты перевозки, то помогают неравнодушные люди. Если собака едет в конкретные руки, то, как правило, проезд оплачивает будущий владелец».

Некоторые подозревают волонтеров в зарабатывании денег на бедных зверушках. Но Ольга лишь улыбается: «Покажите хоть одного человека, который купил животное с Гурского. Как это возможно? Что мы только не слышали: и про опыты, и про мясо, и прочее. Смешно, ей-богу. Как будто наши собаки какие-то особенные и нужны именно они. Судьбы отданных питомцев отслеживаются. Естественно, вспомнить всех нереально, но новости о пристроенных питомцах мы получаем регулярно. Причем не всегда мы отдаем животное. Были случаи, когда отказывали в отправке, если сомневались в людях. Тут вопрос пристроить, а не сбыть. Наши собаки и кошки действительно живут в разных городах и странах. Но все это не какая-то налаженная схема, а в первую очередь совокупность энтузиастов, которые тратят море сил и времени для спасения животных».
Татьяна Шкляревская (Минск)