пятница, 25 сентября 2015 г.

МЕЙН-КУН






Царил, кропотливо серьёзен,

На хуторе дальнем

мейн-кун.

Любил прогуляться в

морозец,

Берёг от лисиц глупых

кур.




Всех ласок спровадил с

конюшни,

Лошадкам вернувши

покой.

Какие там мышки-

норушки,

Когда во дворе ловкий

кот!




Похлеще мангуста гадюку

Умело пускал в оборот.

Сову, неуёмную злюку,

Наказывал тёмной

порой.




Его уважали коровы

И хряк почитал глубоко,

А бык, не по-бычьи

здоровый,

Шершавым лизал

языком.




Но только с цепным

псом без клички

Кот сызмальства крепко

дружил.

Родную увидел в псе

личность,

С которым весь двор

сторожил.




С которым котёнком

игрался,

Продолжив играться

котом,

С которым в тенёчке

валялся

И на солнцепёке потом.




И в будке бок о бок с

ним вместе

Дремал, если лют был мороз.

Нарочно мяукал на

месяц,

Покуда не бросил выть пёс.




Но время, бестрепетный

хищник,

Не будет жалеть никого.

И помер дружок

закадычный,

Оставив кота одного.




Тужил о приятеле очень

Утратой подавленный кот.

Он в будке лежал днём

и ночью,

Храня неотступную скорбь.




И даже хозяйская ласка

Его не спасала, увы.

Мейн-кун отказался от

лакомств

И разве что с горя не

выл.




Но как-то, сквозь гнёт чёрных мыслей,

Услышал он тявканья

звук,

Из будки насупленно

вылез,

Смурно огляделся

вокруг.




Шатаясь на тоненьких

лапках,

Дрожал у забора щенок,

И кот, не сдержавшись,

заплакал,

Ведь тот был страшней

одинок...






(с) Богдан Филатов