вторник, 27 октября 2015 г.


Сорок четыре собаки живут в загородном доме у Ильи, моего старого приятеля, в гости к которому я ездил в эти выходные дни.
Это Тобик, у него действительно всего две лапы.

Лет двадцать уже, примерно, этот человек подбирает на улице собак, лечит их и оставляет жить рядом с собой. Половина из тех, кто живет сейчас в большом доме Ильи просто дворняги, другая половина – тоже дворняги, но успевшие узнать поближе, что такое род человеческий – они инвалиды. Битые, искалеченные, полуживые они появляются здесь и получают лечение, кров, еду и то человеческое тепло, которого им не хватало там, в большом городе.


Собаки в доме везде – в нижнем этаже у них несколько комнат, они ходят по дому, лежат на диванах, ходят за тобой по пятам и те, кто не боится чужого человека, с удовольствием дают себя погладить, поговорить с ними.


Самая требовательная к ласке – Фрося. У нее ампутирована передняя левая лапа, но она на это внимание не обращает и обнимать тебя старается обеими – правой и культей. На кухне Фрося получила свою порцию ласковых слов, улеглась у наших ног и ревниво следила за другими собаками, чтобы те не подходили.


А вот этот маленький черный песик (слева) так меня к себе и не подпустил. Рычал тихонько и уходил, оглядываясь. Те, которых били, боятся чужих особенно.


В отдельной комнате живут две старые овчарки. Та, черная, уже ничего не слышит, у нее после двух инсультов перекошена морда и она только молча тыкается носом в ладонь – здоровается.


Рядом с домом охраны построены два специальных домика с теплыми комнатами и открытыми вольерами.


Здесь живут здоровые собаки, по две-три в вольере. Фотографировать было просто невозможно – Илья заходил в комнату и ему там так радовались, что я не успевал ловить прыгающих и скулящих в видоискатель камеры. Хозяин знает всех по имени, помнит где, когда и при каких обстоятельствах каждая из дворняг появились у него в доме.


Эту собаку кто-то использовал как мишень – в передней лапе у нее пуля.


Илья выписал две тележки у K-9 Carts и на них теперь раскатывают две собаки с перебитыми позвоночниками – Муша...


..и Тоша. Предусмотрительные хозяева обмотали мягким пластиком железные трубки тележки, чтобы они не натирали собакам бока.


Лестница вверх – непреодолимое препятствие для Тоши. Впрочем, дома он может только беспомощно лежать на диване, так что возможность побегать по двору для него – большая радость.



Дома от желающих поваляться на диванах отбоя нет. Фрося прекрасно себя чувствует в роли породистой избалованной суки. Черная собакенция на заднем плане только-только отошла от тяжелейшей травмы головы. У нее сломана челюсть и собака почти не ходит.


У Ильи живет собака по имени Тобик, у которой тоже две лапы и которая носится на них, не хуже своего американского собрата по несчастью. Тобика нашли чуть живого с перебитыми чем-то острым лапами – похоже, что пса калечили лопатой. Ветеринар предложил усыпить его – с такими травмами не живут. Но жена Ильи настояла, чтобы парня выходили. У него неважные дела с психикой, он боится чужих людей и громких звуков, однако жив и скачет "на своих двоих" вполне сносно. Это он на руках у Ильи в начале темы.


Вот так Тоби убегает от незнакомца с большой черной штукой, которая все время щелкает и ярко вспыхивает.


Такие картины в доме повсюду. Мы прошли мимо, а она даже не пошевелилась.


"Так свезло мне, так свезло, – думал он, задремывая, - просто неописуемо свезло. Утвердился я в этой квартире."


Вот такой он – собачий рай в сосновом лесу.

фотографии: © drugoi

P.S. Моя собака Лунка уже второй день придирчиво обнюхивает мои брюки: – Хозяин, ты где был?


Источник