вторник, 31 мая 2016 г.

ПЕРЕЖИВШИЙ СМЕРТЬ (часть 1)

Предисловие:
»Если невозможно получить какие-либо знания, не мучая собаку, необходимо обойтись без этих знаний. - Джордж Бернард Шоу

Был канун Нового Года. В воздухе витало ожидание волшебного, таинственного праздника, когда, кажется, что жизнь обязательно изменится к лучшему, и в дом придет покой, уют, сказочное счастье.
Из открытых форточек неслись ароматы новогодних блюд, пахло хвоей, свежим снегом, апельсинами…
Джим - годовалый пёс, с черной, гладкой, бархатистой шкуркой, внешне напоминавший добермана, тщательно обнюхивал пакеты с новогодними подарками.
Ну, конечно, здесь и для него приготовлен сюрприз – аппетитная косточка из прессованной бычьей жилы! Осторожно подкрался котенок Троша, потянул когтями целлофан: - а мне что?
- Ребятки! Подарки - позже! А сейчас гулять!
На собачьей площадке уже резвились Булька - щенок бульдога, и Алиса - карликовый пудель - тайная любовь Джима. Ради этой франтоватой, белоснежной красавицы, Джим готов был сразиться со всеми мыслимыми и немыслимыми врагами: львом, крокодилом, огромной, почти «саблезубой» собакой, однажды напугавшей любимую…
- Не бойся, я всегда буду рядом, – обещал ей тогда Джим.
Как же здорово носиться по сугробам, когда свежий воздух наполняет легкие; кувыркаться в снегу, физически ощущая свою молодость, здоровье, и счастье - потому что есть любимые, дом, где ждут его вкусная кашка, творожок и косточка…
.. Ррр, а не добрался уж до этой косточки котенок Трошка?
Джим подбежал к хозяйке – пойдем домой, скорее!
У подъезда тусовалась группа подростков - гогот, вопли, мат. Очевидно, малолетки уже «согрелись» пивом, одурели от спайсов. Увидев пожилую женщину с Джимом, один из них пошатнулся, взмахнул рукой…
И перед носом собаки что-то взорвалось, вздрогнула земля… Свист, грохот, цветовые всполохи, хохот, улюлюканье…
Джим на секунду ослеп, оглох, и, в ужасе, вывернувшись из ошейника, бросился наутек…
Он бежал сломя голову, пулей, не разбирая дороги, через незнакомые дворы - натыкался на стены, задевал чьи-то колени, метался по проезжей части - визжали тормоза машин…
Заскочив в незнакомый подъезд, забился под лестницу, в темный угол; долго, тяжело дыша и содрогаясь всем телом, боялся высунуть оттуда нос.
Ночь была шумной: двери подъезда оглушительно хлопали - люди входили, выходили, кричали, смеялись, ругались.
И снова - взрывы, свист, крики… Джим не выдержал: в панике от грохота петард, бросился вон из подъезда под сверкающее разноцветными кометами небо…
А в это время, по окрестным дворам, в поисках пропавших собак, метались хозяева Джима и Алисы, вырвавшейся из рук, вместе с поводком, чтобы догнать испуганного друга. Разве могла она расстаться
с ним, спасшим её когда-то от бойцовского пса? И сейчас, маленькая, беззащитная, беспомощная Аля находилась неизвестно где…
Нескольких дней пёс бродил по городу, в надежде найти дорогу домой. Мучительно хотелось есть…
Но, ещё мучительнее было желание поскорее увидеть родных, уткнуться мордой в любимые колени, поплакать, пожаловаться, а потом лечь на коврик в обнимку с Трошкой, рядом с креслом у телевизора, и дремать, ощущая покой, уют, безопасность…
Но поиски дома были безуспешными…
- Эй, Дружок, жрать, наверное, хочешь? - незнакомец вытащил из кармана замусоленную сосиску…
Хотя Джиму постоянно втолковывали: нельзя брать угощение у чужих, не смог он совладать с желанием утолить голод. Подошел, осторожно взял угощение, и тут же почувствовал - незнакомец крепко вцепился руками в холку…
- Попался!
Джим взвизгнул, попытался вывернуться, но человек навалился всей тяжестью, прижал к земле, ловко обмотал морду и лапы собаки скотчем, а затем, взяв за шкирку, бросил в багажник машины…

Автомобиль остановился у обшарпанных, деревянных ворот.
- Привез! В Новый год много собак убегает - петард боятся. Так что задачка оказалась легкой! Зачет, считай, получен, как препод нам обещал. Принимай новенького!
Место хорошо было знакомо Джиму. Сколько раз приезжали сюда на машине, к врачу, когда лечили его бесконечный понос, и хозяева плакали…
Проходя мимо этих ворот, всегда слышали жутко тоскливый, отчаянный вой собак – и тогда шерсть Джима от ужаса вставала дыбом.
Отсюда пёс смог бы легко вернуться домой – дорогу хорошо помнил, но, незнакомцы напялили на его шею старый, замызганный ошейник, потащили во двор.
В нос ударил зловонный запах кала, мочи, крови, протухшей пищи…
– Хорош! Сильный, молодой - сгодится! На праздники в карантине посидит, потом в работу - куда доктор скажет… - мужчина в темно - зелёном халате отвел Джима в дом, напоминавший каменный сарай, где на коротких цепях, в моче и испражнениях сидели несчастные, испуганные, худые собаки. Даже лаять, при виде новичка, у многих не было сил.
- Сидеть будешь здесь!
Всего лишь пару шагов Джим мог сделать на цепи, чтобы дотянуться до грязной миски со следами засохшей темной массы, видимо, бывшей когда-то кашей…
Железная дверь захлопнулась, загремел тяжелый засов - в боксе стало темно, и пёс завыл в отчаянии : вряд ли он увидит теперь родных…
Джим плакал, рыдал и лаял всю ночь. Лишь под утро, измученный, с трудом свернувшись на сухом кусочке пола, беспокойно задремал.
А когда услышал сквозь сон голоса хозяев, зовущие его по имени, резко вскочил, залаял в ответ, но вскоре понял - его не слышат.
В тот день никто не пришел кормить животных, никто не дал воды. Некому было позаботиться в праздники о несчастных узниках вивария – люди отдыхали, веселились.
Животные голодали уже не первые сутки, некоторые обессилили настолько, что лежали на полу без движения, в куче экскрементов.
Лишь спустя пару дней, загромыхала железная дверь, и в боксы притащили новеньких: старого, облезлого, рыжего пса, и маленькую, испуганную собачонку с распухшей, вывихнутой лапой. Шерсть её была серой и грязной, а запах - словно выкупалась в помойке, но Джим сразу узнал в несчастном существе свою любимую - изящную, и когда-то белоснежную Алису …
- Мы снова вместе! - он радостно залаял, потянулся, виляя хвостом.
- Хочу домой, - заплакала малышка, поджимая больную лапку.
- Отсюда только на тот свет, когда придет к нам Ангел смерти! - чуть слышно проворчал старый пёс.
- Вы о чем? – испугалась собачка.
Но рыжий свернулся калачиком на грязном полу, прикрыл глаза и задремал.

Соседство с подругой немного успокоило Джима - где нам не пропадать….
Несколько дней прошло в мучительной тоске. Голод и жажда были невыносимы, как и неизвестность – зачем они здесь? что дальше? где хозяева?
Откуда было знать, что вынесен им смертный приговор; что в человеческом мире животные не имеют ценности, и люди присвоили себе право распоряжаться жизнями всех божьих тварей на Земле.
Откуда было знать, что нет больше у них имен, а только идентификационные номера, как одноразового «расходного материала», и кормить их надо лишь для того, чтобы не умерли до опытов.
За неделю пищу животным дали дважды. Миски с вонючей бурой тут же были молниеносно вылизаны узниками до зеркального блеска.
Алиса есть не стала – безучастная ко всему происходящему, она всё больше лежала, измученная лихорадкой. Джим изо всех сил тянулся к подруге, желая ободрить, зализать рану на её маленькой лапке, согреть своим телом, но цепь не позволяла сделать это…

Ранним утром заскрипела ржавая дверь, вошло несколько человек. - Вот он – ангел смерти! Доктор Менгеле! - животные в ужасе вжались в пол.
- Ну и грязь! – посетовал высокий шатен в белом халате, - придется переодеваться перед лекцией - одежда мгновенно провоняла.
- Так канализации же нет, а водой поливать - застынет: мороз на дворе.
- Трупы хотя бы убрали? Или пьянствовали все праздники?
Его колкий взгляд сверлил новеньких.
- А вот и старый знакомый! - он улыбнулся, подошел к рыжему. - Как ты, подлец, сумел сбежать?
В ответ пёс угрожающе заворчал.
- Не люблю работать с дикарями! Не сравнить с домашними – доверчивыми, послушными…
И, потеряв интерес к старому псу, стал разглядывать Джима:
- Этот, говорите, горластый? Лает много? Так мы тебе, дружок, гавкать больше не дадим!
- Кормить не надо! – остановил он женщину с кастрюлей каши, - сегодня в работу пойдут новенькие! - и, развернувшись, быстрым шагом покинул виварий вместе со свитой...

Продолжение следует...

Автор: Ольга Черниенко